Мокона Модоки
そう... 我こそが S.H.I.D.A.
На немецком языке меня внезапно посетила совершенно безумная идея, которую я воплотила на следующий же день =) Она коротенькая, но мне нравится.

Контракт.

Мефистофель в третий раз выразительно взглянул на часы и откинулся на спинку кресла. Клиент опаздывал.
В помещении, где он поджидал его, уже становилось душновато. На столе горела одинокая свеча, которая в окружающем мраке больше раздражала, чем давала света. К тому же, в этом месте не включали музыки. Только не когда ожидали клиента. Мефистофель не отказался бы и от чашечки кофе, но и в этом удовольствии ему, к сожалению, было отказано: надо держаться традиций и этикета. Сгноить бы его, этот этикет.
Но вот наконец полог тьмы на секунду отступил, и под него задумчиво пробрёл он. Клиент.
— Добрый день, — поприветствовал он.
— И вам того же, — процедил демон сквозь фирменную улыбку.
Вновь пришедший человек, не торопясь, устроился в противоположном кресле и огляделся.
— Как-то тут мрачновато.
— Такие дела не должны совершаться при свете. Ну, думаю, вы сами понимаете.
— В общем-то да, логично. Хм. Ну что ж... Давайте начинать?
— Приступим, мой дорогой. Рад представиться, меня зовут Мефистофель. А вас?..
— Йохан. Приятно познакомиться.
— Взаимно. Итак, Йохан, правильно ли я понимаю, что вы позвали меня, чтобы заключить с Адом некий контракт?
— Да, совершенно верно.
Он помолчал немного, изучая свои пальцы на подлокотнике. Человек этот казался довольно молодым, непривычно для его статуса клиента спокойным и бесстрастным. Наконец, он прочистил горло и заговорил:
— На днях мне подумалось, что я безумно хочу научиться готовить. Моя девушка, она... Понимаете, она делает прекрасные пирожные, но когда дело доходит до чего-нибудь, гм, более недесертного, то она полный профан.
— То есть, вы хотите стать первоклассным шефом?
— Да нет, просто умение готовить так, чтобы это было вкусно, вполне сойдёт.
Мефистофель помолчал, а затем осторожно спросил:
— Я, конечно, понимаю, что не должен вас отговаривать, но мне просто любопытно: а вы не пробовали походить на кулинарные курсы?
— Ох. Я думал об этом. К сожалению, они проходят в очень неудобное для нас обоих время. К тому же, обучение занимает какой-то срок, а есть-то хочется уже сейчас.
— Вы уверены? — ещё раз спросил Мефистофель, решив, что над ним издеваются. Мда, измельчали же люди в своих желаниях. Таких даже соблазнять не хочется.
Йохан кивнул.
Да уж. Мефистофель больше времени потратил, ожидая, пока человек соизволит придти на встречу, которую назначил сам.
— Ну что ж, — подытожил демон. — Контракт стандартный, так что все бумаги уже готовы.
Он достал из портфеля лист с договором и протянул его клиенту. Йохан углубился в чтение, а Мефистофель тем временем с тоской вдохнул аромат воображаемого кофе. Беда его положения заключалась в том, что если ему чего-то хотелось, то оно тут же начинало мелькать, такое же недосягаемое, как прежде, у самого его носа.
Тут человек поднял спокойные серые глаза и сказал:
— Только я не согласен с одним из пунктов контракта.
— С каким? — устало спросил демон.
— Если честно, то с основным. Вам не кажется, что цена несколько завышена? В конце концов, разве это честно, что моя скромная просьба и какое-нибудь, скажем, мировое господство идут по одной цене?
— Милсдарь, я не пойму: вы хотите заключить сделку с Адом, чтобы властью господина нашего вам обломилось то, что совсем не причитается. За это расплачиваются душой.
— Я понимаю. Тем не менее, я считаю, что просто пока что не было такого прецедента, чтобы...
Мефистофель поднял палец, требуя тишины, и спокойным голосом сотрудника техподдержки возразил:
— Был один, который предложил нам... м... Услуги архитектора. Это было несколько тысячелетий назад, и он до сих пор таскает камни. Так что мы не заинтересованы в сделках, не затрагивающих людские души.
— Но я не предлагаю вам такой сделки. Видите ли, я собираюсь прожить праведную жизнь и вознестись после смерти на Небеса. Но очень хочется без лишних затрат вкусную домашнюю еду. Потому, как видите, отдавать душу на вечные муки мне совсем невыгодно.
— Тем не менее, именно эту цену мы запрашиваем за ваше желание.
Йохан покачал головой и стал объяснять:
— Я никак не пойму, почему должен платить целиком своей душой за такую малость. Как насчёт того, чтобы я отдал вам только часть? Ну, скажем, почку.
Мефистофель поперхнулся, но не подал вида и спокойно ответил:
— Мне кажется, вы не вполне понимаете суть того, что предлагаете.
— Отнюдь.
— Вам должно быть известно, что душа неделима, и у неё нет внутренних органов, как у человеческого тела.
— Я считаю, что это мистификация и наслоение более поздней культуры.
Мефистофель покачал головой, на что Йохан только пожал плечами и предложил свою аргументацию:
— Я не хочу приводить сейчас долгих рассуждений, но говорят же, что "ты у меня уже в печёнках сидишь". Не о материальной же печени идёт речь. Я уж не говорю о том, что сейчас мы с вами беседуем с помощью вполне конкретных дыхательных и артикуляционных органов.
— Исключительно потому, дорогой мой, что это происходит у вас в голове, — ответил демон, ударяя ногтем по виску.
— Однако про печёнку вы промолчали.
— Что за глупости, — нахмурил брови демон, отводя взгляд.
— И как же все эти рассказы о пытках в Аду?
— Уговорили, — нехотя согласился демон. — Вернёмся к теме нашего разговора. Итак, вы просите, чтобы дьявольские силы пошли к вам в услужение на кухню в качестве поваров, а взамен предлагаете почку?
— Не просто почку, а душу почки.
— Милсударь, это по меньшей мере несолидно.
— Уважаемый, что значит — несолидно? Я продаю вам, конечно, не райское блаженство своей души, но довольно значительную часть небесного комфорта. По-моему, это вполне достойная плата за тот грех чревоугодия, которому я явно предаюсь, а ещё больше буду предаваться именно при вашем посредничестве.
— Хм, ну, определённая логика в этом есть. Но вы забыли и ещё о кое-чём важном. Ведь Ад тоже что-то должен выиграть на этой сделке.
— То есть, моих мучений вам не хватит? Я всегда думал, что ради этого вы и собираете души в аду, чтобы не так одиноко страдалось.
— Это так, но что нам за удовольствие смотреть на почку, которая хорошо, если сожмётся?
— А как напоминание о том, что на Небесах тем временем кто-то испытывает тягучую боль? По-моему, в этом есть своё садистское удовольствие.
— Пожалуй, — согласился демон, задумчиво потирая подбородок. — Но почка — всё-таки недостаточно.
Йохан в размышлениях поскрёб одну ногу о другую и нехотя добавил:
— Ну хорошо, может, ещё часть печени?
— Ну нет, — Мефистофель содрогнулся от мысли о том, что придётся рассказывать кому-то о том, что в довесок к почке он смог выторговать у глупого смертного кусок печени и, возможно, селезёнку. Глупее получилось бы только, если бы ему предложили аппендикс. — Хорошо. Предложение невиданной щедрости. Умение готовить за почку, лишённую Небесного Царствия.
Йохан кивнул и уточнил:
— Умение готовить съедобную и вкусную по стандартам европейца пищу, не вызывающую болевых ощущений или вообще негативных последствий для организма.
— Да. Ещё только один вопрос. Скажите мне, как вы себе представляете процедуру извлекания платы? Раз вы намерены прожить праведную жизнь, то нам придётся подняться к вратам Святого Петра и устроить там операционный стол. Вам не кажется, что это накладывает определённые трудности?
Йохан покачал головой и ответил:
— Контракт есть контракт. Думаю, там найдётся укромное местечко, а привратнику можно указать на договор.
Мефистофель мысленно покрутил пальцем у виска, но покорно вздохнул:
— Что ж, тогда я подготовлю бумаги.