16:30 

Мокона Модоки
そう... 我こそが S.H.I.D.A.
Когда-то давным-давно Господь подарил людям камень цвета волн.
О древнем мудреце, заточившем демона пламени в этот камень, до сих пор слагают легенды и поют песни.
Но где же камень теперь, не знает никто.

Годами мы держали путь на запад, подгоняемые любопытством в свои скитаниях.
Приготовьтесь, сейчас начнётся Священная Война в Иберии.
Саранда.
Как пожелаете.
Трин.
Уже иду!
Энья.
Да, мастер Сади.

The Old Testament's Story

Первого мужчину из земли давным-давно оживил наш Господь Бог.
Из ребра мужчины же того Бог женщину сотворил.
Как сладко звучали речи змея, что привели к изгнанию из рая. И вот человечество недоумевает среди природы.
Старший брат хлеба из почвы взрастил, а младший же за стадами следил.
И, выходит, что уже тогда начиналась война без конца.
Жертвы Богу, сбор урожая, первый рождённый агнец, расплата кровью. Гнев и ненависть, растущее желание убить, и вдруг...

С тех давних пор, что ж, люди, вы всё не сбросите оков войны?
Почему никак всё не прекратим смертей цепочку?
И кого должна же я ненавидеть, коль я так слаба? Ах, кто бы мне вдруг подсказал?..

The Chronicles of history are as rapid as the blink of an eye.
The Diaspora ancient oracle and Gitano sisters.
The scales of Layla, influenced by Moor and Iberian.

Когда дом полон богатств и яств, всё в избытке и люди счастливы,
Так никто даже не посмотрит, как вертятся судеб злые шестерни.
Ну а когда пробил несчастья час, слишком поздно взор свой уж обращать,
Как, не спеша, свой судьбы механизм катят к темноте бездн уничтожения.
Унеслась та девчонка из дому прочь, синим сверкали в свете луны камни из-под голых ступней.
Больше не могу оставаться тут. Ноги не болят, я продолжу путь.
Я не знаю, где позже окажусь, а сейчас сбегу, больше не вернусь.
«Бегут года по окружности...»,
И в эру ту царил гнев, правил страх. Под луной девушка бежала прочь, едва держась на ногах.

Огонь!

A cold dank dungeon. A man in the grip of a coma.
The lost flame revealed in his soul. He awakened with ruby eyes
He asked the girl. The reply was "Layla"
She returned the question. His reply was cryptic.
She proclaimed him a demon. He laughed mysteriously.
Perched upon the precipice, she showed no fear...

«Бегут года по окружности...»,
Печали, боли век выберу я, в тот момент прошлое отрину вдруг, ту руку взамен приняв.

Сможешь ты выпить тот яд, что так горек и несёт в себе всю жестокость вечности? И коль ответ «да», продолжим здесь жить всегда.

Никакой человек не сможет оправдать самоубийство. И тем не менее, я...


Готова ль ты выпить тот яд, что так горек и несёт в себе всю жестокость вечности, давай же тогда продолжим здесь жить всегда...
(Да, я могу выпить тот яд, что так горек и несёт в себе всю жестокость вечности, давай же тогда продолжим здесь жить всегда...)

The Chronicles of history. It's as rapid as the blink of an eye.

Ветер хоть продолжил вновь тем землям новых посылать всё королей,
За секунду вдруг вся жизнь и суета, все кто был, исчезли в горстях золы.
Давай же, пой песню о войне, что не сможет спеть, принять история сама,
И падали на землю, как цветы, вновь и вновь, разбитые в прах войска.
Тысячи больных сердец разобьют стальную клетку изнутри,
Освободят багряный свет из телесных оков тела, где жизни нет.

The Chronicles of history. It's as rapid as the blink of an eye.
The Demon sings. Giving words without a promise.

Время хоть продолжит вновь земле той мельницы и ветер посылать,
Лишь последний лучик слабо подмигнёт, а года продолжат прочь улетать.
Давай же, пой песню о войне, о той, той самой, что останется во тьме,
Зола давно в земле растит цветы, и цветы уже те не раз цвели.
Тысячи страданий, ран открыли клеть, теперь и здесь, и там
Освободят багряный свет из телесных оков тела, где жизни нет.
Лайла,
Всё, что любила ты, терялось из рук, из пальцев холодных выскользало.
Прими на верность мой обет, что я тебе приношу, пока из слёз не слилась река.
Что хотелось тебе, ты упускала всегда, оно совсем близко пролетало,
И со смиренным лицом во власть суровых эпох неужто ты всё-таки сдалась?
Я сейчас дерзновенно спрошу.

The sealed aqua blue, the liberated ruby red
Escaped the dungeon. The two flames danced upon its wall.

В глубине, затерянный среди времён...
Я так долго в тьме кромешной пролежал...
Даже имя я своё и сам забыл...
До тех пор, пока не видел свет твой я, пока меня не вызвал голос чудный твой.
И так что
Я уничтожу всё, что может тебе хоть чуть навредить или царапнуть,
Пока совсем кровь не слилась в один багряный поток, всё будет мной уж завершено.
Всё что ты ненавидишь, я рассыплю в песок, неважно, какой будет расплата.
Плевать, окажется ли то послушник иль еретик, или резня за веру, или сам джихад.
Я сейчас дерзновенно спрошу.

The Chronicles of history. It's as rapid as the blink of an eye.
The Demon in sights, using flames without promise.


Und nur die Historie ist uebriggeblieben

Das Märchen des Lichtes und Dunkels

— Вот тут гляди под ноги, хорошо?
— Ладно!
— Ты как, в порядке? Не страшно?
— Нет-нет, но у меня так колотится сердце! Я и не знала... Что лес такой огромный!
— Ну, тогда сегодня я покажу тебе очень красивое место, идём!
— Ага!

Когда я гляжу в кружок ночных небес, луна мерцает синим и дрожит.
И Бога прокляв, я песню заведу, из бездны эта песня зазвучит.

Укрытый в тьме слепой, ошибся он, приняв за «свет» это странное и тёплое ощущение.
Что «любовь» зовётся то тепло, потом пришло, как озарение.

И первым другом стала мальчику зеленоглазая, миленькая Mädchen, но разлуки час
Наступил, и до концов конца, он и не знал, что имя боли — «страсть».

И так же, как цветку нужна вода, вечно за каждый грех своя расплата.
И скоро Guten Abend,
Наступит Siebte Märchen,
Нам спины Богу повернув.

Когда я смотрю на землю в темноте, я вижу отблеск алого костра.
Я в бездну лечу и, падая, смотрю: меня объяли матери глаза.

— Увядшая деревня... похожа на кладбище, хи-хи!
— Элизе... Все сказки начинаются у могил...

— Что случилось с деревней, ответь сейчас, так пусто почему?
— Всё оттого, что давно все погибли здесь.
— А что случилось, тогда ты ответь мне, погибли почему?
— Всё оттого, что их Чёрная накрыла Смерть.
— А мать и сын в этот лес пришли жить, ты не ответишь, почему?
— Всё оттого, что позвал их сюда тот Ид.
— А продолжает людей звать он вечно, ответь мне, почему?
— Всё оттого, что таков его инстинкт.

Ах, всё не хватает свежих могил, хоть вы так усердно роете землю...
Это бедствий пора, и вот:
Ах, это из трупов, земли и из трупов, земли и из трупов mille-feuille,
Это время жестокости.

Цель жизни ведь только в одном: лишь жить, да и умножаться числом.
«Всех убивай! Уничтожай!» — вот, что нам поёт Ид...

— Да даже если они расплодятся, их может стать слишком много, и всё равно все друг друга переубивают, хи-хи!
— Та же связь, что у человека с землёй. А, впрочем, продолжим наш рассказ...

Die wald der Abend genaht

В сумерках на мох опала вечерняя роса, и слышно: мальчишки шаг
По мху тому так лёгок и так печален, и вот вдруг потом случилось так:

Его окликают двое... как их голоса грубы!
Мальчишка же всё не знает злости судьбы...
Ах, всего лицемерья мира — он вырос, не зная их, и
Вот потому-то он с ними всё так смирно стоит... Дальше —

На руках он нёс свою подругу, и незваных гостей в дом ведёт он.
Скоро к матери доброй с ними он подойдёт...
Один поворот...

И так же, как крыло у птицы есть, есть и своя мелодия у ночи.
Наступит Guten Morgen,
Погибнет Rosengarten,
Самих нас Богу повернув.

Вам просто смешно, конечно — вам легко в манящий блеск сверкающих времён...
Про ненависть забыв, о смерти позабыв, однажды, знаю, к встрече подойдём.
О Темноте и Свете Märchen!


Небо видно только в квадратное окно... В этом мире тесном прошло всё моё детство.
Как яркий лучик лунный улыбка тепла — ты её подарил, отворив решётку окна...

Погребено под холодной землёй существо должно было быть...
В тёмных веках, под страницами книг существо теней надо бы
погрести и утопить...

Как хотелось мне хоть чуть-чуть иметь друзей... Вот только что за вещь — «друзья», никогда не знала я.

В день, когда вновь люди вспомнят меня, меня выставят напоказ...
И на спине серой лошади я мчусь во весь опор... Слабое существо... И вся трясясь...

«В птичьей клетке быть — что за вещь и как так жить?». Ответ на сей вопрос тогда... Подобрать бы не смогла.
И до тех пор, пока тебя не повстречала в жизни, я печали б цвет не назвала и любви значения...

Ты мои...
Ах... так любимые мной Wing...
Мир мне необъятный тот представили
Ах... твои ласковые Wink —
Мир за границей стекла.

В пышном лесу густо растущем мы по ночам
Ходим по таким ярким цветам чудесным...
Звёздная пыль стелется крошкой по небесам,
И наш с тобой смех там звучит...

И сколь бы встреча ни была двоим сладка... Разлуки день всегда придёт...
Он будет как гром средь неба ясного или закат... что поцелуй свой отдаёт.

«Вместо меня, я прошу, куклу эту к себе на руки возьми, и меня ты запомни...»

Ту знахарку объявили ведьмой и сожгли на костре.
А потом... я узнала о его смерти.


Ты если б только мог узнать... Без тебя как жестоко время бежит.
Ах... Серые годы перестала я замечать. Скоро свадьба моя, но к ней душа не лежит...

Все задумки и планы отраженьем в воде... Почему дрожит детства след последний?
И пока не умрёт мой Ид, и пока не переполнит Ид,
Эго мне всё говорит: «помимо него тебе не полюбить!»

Я заперта в тесной птичьей клети! В мире, где мне никогда тебя уж не найти!
Ты заперта в тесной птичьей клети... В мире тебе никогда меня уж не найти!
Пока я не рухну на землю без сил... Будто лунным лучом, продолжать тобой буду я бить...
Пока ты не рухнешь на землю без сил... Будто лунным лучом, продолжать...

URL
Комментарии
2010-08-31 в 19:26 

Рул-сан
Сколько бы ни было света под названием "покой", он всегда будет отбрасывать тень, полную трагических событий.(с)
Угу Т_Т

2010-08-31 в 22:18 

Мокона Модоки
そう... 我こそが S.H.I.D.A.
Рул-сан Hikari to Yami в таком формате тоже есть ^^

URL
2010-08-31 в 23:48 

Рул-сан
Сколько бы ни было света под названием "покой", он всегда будет отбрасывать тень, полную трагических событий.(с)
Это твоя тоже работа? или кто-то помог?

2010-09-01 в 05:38 

Мокона Модоки
そう... 我こそが S.H.I.D.A.
моя ^^

URL
   

Хранилище одной очень увлечённой анимешницы... Я вас предупредила!

главная